Об информатизации и "Плане деятельности Минздрава на 2013-2018гг"

Гусев Александр Владимирович
Зам. директора по развитию, к.т.н.

06/22/2013 |3150

20 июня на сайте Министерства здравоохранения РФ в разделе Департамента анализа, прогноза и инновационного развития здравоохранения появился интересный документ – «План деятельности Министерства здравоохранения Российской Федерации на 2013-2018 годы» (https://www.rosminzdrav.ru/docs/mzsr/analytics/31). При беглом его изучении обнаружилось, что он представляет из себя таблицу, содержащую одновременно показатели и ключевые события, которые судя по всему, должно обеспечить Министерство в период с 2013 по 2018 г. Большая часть документа содержит пункты и направления, существенным образом продолжающие положения «Государственной программе развития здравоохранения Российской Федерации», утвержденной 24 декабря 2012 г. Правительство РФ распоряжением №2511-р (http://www.rosminzdrav.ru/health/72).


В частности, данный документ содержит данные и по информатизации здравоохранения - которые хотелось бы прокомментировать. 

В целом – надо отметить, что документ достаточно компактный, лаконичный и предусматривает вполне логичную и понятную структуру: в нем указаны показатели, а затем – графы на каждый год из периода 2013-2018 гг., которые видимо планируется достигать по мере развития информатизации. Во всех строчках ответственным за эти показатели значится заместитель Министра Андрей Владимирович Юрин (https://www.rosminzdrav.ru/ministry/61/16/3). Исходя из этого делаем вывод, что именно А.В. Юрин курирует в Минздраве информатизацию.

Детально изучив каждый пункт и показатель, можно отметить:

1) Контролировать результативность информатизации планируется по 5 показателям:

1. Процент медицинских карт, заполняющихся в электронном виде,

2. Процент медицинских организаций, подключенных к телемедицине

3. Процент граждан высокого риска, обеспеченных системой удаленного мониторинга

4. Количество страниц документов, размещенных в федеральной электронной медицинской библиотеке

5. Нечто для меня вообще непонятное – поэтому просто цитата – «Показатель 5.5 Увеличение в 5 раз дистанционных форм повышения квалификации и дополнительного образования медицинских работников (единиц, нарастающим итогом)»

2) Реализация мероприятий по информатизации здравоохранения будет осуществляться по 5 следующим направлениям:

1. Создание ЕГИСЗ (напомню, уже идет с 2011 г.)

2. Внедрение электронной медицинской карты

3. Развитие телемедицины

4. Персональный мониторинг здоровья человека (слабо пока понимаю, что это именно?)

5. Развитие образования и поддержки принятия врачебных решений

Проанализировав документ, напрашиваются следующие выводы:

1) Основной вектор информатизации, по крайней мере по представлению «Департамента анализа, прогноза и инновационного развития здравоохранения» - это внедрение электронной карты, телемедицина и медицинская библиотека.

2) Структура показателей, на мой взгляд, хотя в укрупненном виде и взята из «Госпрограммы развития», но при этом редуцирована и неполная. Например, куда делся такой показатель, как «доля медицинских организаций, внедривших систему управления качеством медицинских услуг» (к 2020 г. данный показатель должен составлять не менее 95%) или «процент учетной и отчетной медицинской документации, представленной в электронном виде в соответствии с едиными стандартами» (к 2020 г. данный показатель должен составлять не менее 95%), предусмотренные на стр. 375 «Госпрограммы»? На самом деле – если вдуматься – для чего мы вбухиваем миллиарды средств налогоплательщиков в информатизацию – то мы должны оперировать не процессными показателями, а критериями эффективности. В этом смысле – количество страниц в медицинской библиотеке – это далеко не самый важный показатель. Да, он характеризует выполнение процесса (мероприятия). Но позволяет ли он оценить результат информатизации и ее полезность для страны? Да хоть триллион этих страниц запихай в какой-то федеральный ресурс – как это прямо будет свидетельствовать о росте качества медицинской помощи и удовлетворенности населения от отечественного здравоохранения? Напротив, показатель учетной и отчетной документации, которая ведется в электронном виде – более приближенный к оценке эффективности – т.к. он прямо будет говорить о том, насколько информатизация используется в реальности, насколько она разгружает врача хотя бы от тех же бесконечных отчетов и бумажек. Хотя конечно и он – далеко не прямое подтверждение клинической эффективности, но это уже тема для другого разговора.

3) Как-то совсем потерялась в этом документе «Концепция создания ЕГИСЗ». Где предусмотренные ею на 2013-2020 гг. «системы архивного хранения и предоставления доступа к медицинским изображениям», «завершение работ по стандартизации в сфере медицинской информатики» (она и не начата то до сих пор, к слову), «продолжение реализация программ стимулирования внедрения ИКТ в деятельность медицинских организаций» (я так понимаю, это вообще не делается), «продолжение реализации мероприятий по популяризации использования информационных технологий в здравоохранении» и т.д. – там много правильных слов написано. Вообще нет следов от такого важного раздела, как «Ожидаемый социально-экономический эффект». А ведь там – такие вещи были предусмотрены, как «снижение стоимости медицинской помощи за счет сокращения количества излишних лабораторных исследований и их дублирования, перехода на использование цифровых технологий при проведении радиологических исследований…» или «снижение затрат на лекарственное обеспечение за счет повышения точности планирования потребности в дорогостоящих и скоропортящихся лекарственных средствах…». Минздрав традиционно активно защищал концепцию. Но вместе с этим – преемственность ее в рассматриваемом плане слабая. Думаю, все таки мероприятия и показатели по информатизации нужно расширить. Да, ЭМК, телемедицина и образование – это хорошо. Но нужно все таки упомянуть и о внедрении медицинских стандартов, об автоматизации лекарственного обеспечения, о повсеместном внедрении персонифицированного учета оказанной медицинской помощи и переходе на электронную форму формирования статистической отчетности, причем не раз в год – а в оперативном режиме на основе первичных данных из МИС ЛПУ. Другими словами – надо бы вернутся к той изначальной идеи, которую еще О.В. Симаков продвигал – что ЕГИСЗ создается как система, транслирующая первичные данные в электронном виде, за счет чего врач освобождается от непрофильной деятельности по формированию статистики, ОУЗ получают реальную картину происходящего с ресурсами, заболеваемостью, инвалидизацией и смертностью, а федеральный центр получает всю аналитику в режиме реального времени сам – из региональных фрагментов (а не требует каждый раз новый отчет, нередко ставя на «уши» региональные МИАЦ или департаменты здравоохранения). Пока – судя по плану – мы увлекаемся отрывочными деталями, но не развиваем общий вектор и основную задачу всей информатизации. Я уже и не прошу такие вещи, как создание условий для развития рынка медицинских информационных систем, развитие стандартов информационной совместимости или методических рекомендациях.

4) Осталось непонятным пока написание слова «декабрь» напротив каждого предусмотренного ключевого события документа. Например, действительно важнейшая задача – внедрение электронных медицинских карт. С точки зрения показателя – все более менее четко и ясно – указан целевой процент, который в каждый год должен расти до указанного значения. А что в строке «Ключевое событие 5.2.1 Создана и развивается единая национальная система электронных медицинских карт» - означает «декабрь» по каждому году? Это каждый год в этом месяце Минздрав будет «создавать и развивать электронные карты»? Или в этом месяце хотят видеть этот самый процент? Или в этом месяце будут контролировать результат? Или конкурсы какие-то играть и деньги выделять? Пока – немного непонятно.

5) Сам набор мероприятий – выглядит не совсем полным и не всегда – действительно самым важным, по крайней мере – для всех участников системы здравоохранения. Да, с одной стороны – в общем сводном документе невозможно выписать детально каждый показатель и каждое направление работы по информатизации – т.к. это все таки далеко не самая основная задача Министерства. И поэтому – приходится писать только самое главное. Но при этом – является ли написанное действительно «самым главным»? На мой взгляд – как минимум это спорно. Если сейчас задать вопрос самому обычному врачу, медсестре или руководителю какой-нибудь ЦРБ в глубинке – о том, нужны ли ему для того, чтобы лучше и качественнее делать свою работу – «наполнение федеральной электронной медицинской библиотеки» или «система оказания медицинской помощи высоко рисковым пациентам за счет использования технологий дистанционного наблюдения» - то я думаю, особого широкого одобрения мы не найдем. Почему? Потому что информатизация до сих пор не повернулась лицом к практическому звену. Надо признать, именно ему она пока мало что дает. Да, на период внедрения - отторжение всего нового, консерватизм и сопротивление на местах – обычное дело. Это все понятно. Но если мы составляем планы информатизации аж на 5 лет вперед – и так и не включаем туда хотя бы 1-2 мероприятия, который были бы нужны практическому звену – как мы собираемся с этим сопротивлением на местах бороться? К сожалению, тут нет другого пути, кроме как выделять всех стейкхолдеров процесса и предлагать что-то ценное каждому из них. Например, постепенный переход от самостоятельного формирования статотчетности медицинскими организациями в пользу передачи ими фиксированного набора первичных данных (в идеале – деперсонифицированных конечно) в региональный сегмент и получение этой самой отчетности именно там – существенно бы повысили интерес практического звена к информатизации, т.к. бесконечные отчеты – это одна из основных постоянных головных болей для них – от главврача до медсестер даже. Отчеты нужны для управления системой здравоохранения, тут сомнений нет. И нужны они и федеральному центру и региональным ОУЗ. И для ЕГИСЗ – как мне кажется, если уж вспомнить «Концепцию создания», основной целью все таки должно являться «… обеспечение эффективной информационной поддержки процесса управления системой медицинской помощи, а также процесса оказания медицинской помощи». Обращу внимание на «эффективно» и «управления» - ключевые слова. Как, например, медицинская библиотека, позволяет эффективно управлять здравоохранением? А вот переход на новый принцип сбора первичных данных о работе системы здравоохранения, на формирование действительно достоверной оперативной отчетности на основе этих данных, да еще в режиме реального времени – самым непосредственным образом позволит это сделать. Причем не только специалистам федерального Министерства – но и главе департамента в регионе, руководителю МИАЦ, главному врачу, заведующему отделением – и т.д. Да, каждому из них - свой набор отчетов, свои срезы и т.д. Но зато – это действительно важно и действительно эффективно будет.

6) Мне кажется не совсем логичным объединение в заголовке направления 5.5 – двух все таки разных вещей – образовательных ресурсов (медицинской библиотеке, дистанционного обучения и т.д.) и систем поддержки принятия врачебных решений. То ли в министерстве под поддержкой принятия решений понимают учебники или статьи из журналов (и тогда это, мягко говоря, не совсем правильное толкование в целом хорошо изученного и понятного явления), то ли этот термин сюда случайно попал – т.к. ни одно событие в этом мероприятии, изложенное в таблице ниже, к поддержке принятия решений не относится вообще. В целом, это какой-то не очень удачно написанный пункт, который больше путает, чем дает представление о планах Минздрава.

В целом - хочу отметить следующее: то, что информатизация теперь все больше и больше становится неотъемлемой частью работы Минздрава, что по ней такое внимание уделяется в важнейших документах – будь то «Госпрограмма развития» или рассматриваемый план – это позитивно и это можно только приветствовать.

То, что документы эти публикуются открыто, есть возможность их изучить, проанализировать и предметно покритиковать – это тоже хорошо и ценно. То, что выстраивается определенная работа по попытке слушать и слышать различные слои общества – экспертов, разработчиков, руководителей МИАЦ и практическое звено – вообще замечательно. Но надо двигаться дальше. Открытость – это хорошо, но это - лишь начало процесса, пока – не результат. Нужно, чтобы все это вылилось в сухой остаток – чтобы планы по развитию ЕГИСЗ корректировались с учетом этих процессов и этого мнения с мест. Чтобы она делалась не только в интересах федерального центра, но и регионов и практического звена. Чтобы, разрабатывая и публикуя документы, имелась возможность до их принятия как-то повлиять на их положения или, чтобы по ходу дела в них вносились уточнения и дополнения. Вот тогда мы действительно выйдем на некий новый уровень взаимоотношений «общество» - «власть» и сможем совместными усилиями что-то сделать быстрее и лучше.

Vyderzhka_iz_plana.docxVyderzhka_iz_plana.docx





Подписка на новости